Татьяна Четверикова

Четверикова Татьяна Георгиевнародилась и выросла в Омске. Окончила Литературный институт им. А.М. Горького (Москва). Работала журналистом, редактором областного книжного издательства, руководителем литературных объединений, с 2000 по 2005 гг. возглавляла Омскую областную организацию СПР.

Стихи публиковались в журналах, альманахах, коллективных сборниках Москвы, Перми, Тюмени, Екатеринбурга, Томска, Новосибирска, Барнаула, Кемерово, Омска, антологиях произведений омских писателей «Сегодня и вчера», «Годовые кольца», антологии «Русская сибирская поэзия» (Кемерово, 2008) и др. Автор шестнадцати поэтических книг для детей и взрослых: «Мелодия» (Новосибирск, 1977), «Голубое окно» (Омск, 1982), «Ночной снегопад» (Омск, 1985), «Хитрый дождик» (Омск, 1990), «Портрет на память» (Омск, 1992), «Сентябрь» (Омск, 1999), «Сквозь снегопад» (Новосибирск, 2002), «Собирая время»(2009), «Мостик» (2012) и др.

Лауреат областных премий Омского комсомола, им. Л.Н.Мартынова, им. В.А. Макарова, Всероссийских премий им. П.П. Ершова и им. П.П. Бажова, Большой литературной премии СПР.

Член Союза писателей России. Заслуженный работник культуры РФ.

Стихи об Омске

1.

Ты чуда в этот день не проворонь,

Оно доступно и почти понятно.

У снегопада мягкая ладонь,

Доверься ей и не спеши обратно.

Белым–бело!

И кажется, снега

Заполонили землю на полсвета.

Пройди над Омью.

Эти берега

Хранят следы известного поэта.

За стадионом – старые дома

Ссутулились под снегом.

А быть может,

Тревожит их не новая зима,

А то, что век их безнадежно прожит.

Да, время их пометило перстом:

Заметно покосились, обветшали.

Но дальше!

Дальше – мост,

А за мостом

Кусты сирени примеряют шали.

Все в блестках:

ставни,

клены,

провода.

Из–за размытых снегом очертаний

Покажется, что не был никогда

Среди деревьев этих, этих зданий.

Скорей туда, где для тебя огонь

Зажжен в окне, что на земле одно лишь...

Но снегопада теплую ладонь

И свежее дыханье ты запомнишь.

2.

В тряском трамвае вперед и вперед:

Школа,

тюрьма,

проходная

прядильной.

Как ребятня обалдело орет,

Из подворотни – и в ливень обильный,

Что там на лицах – нетрудно прочесть:

Страх и восторг,

и презренье запрета.

Вот оно счастье и светлая весть:

Мальвы и ливень,

окраина, лето.

В тряском трамвае – назад и назад,

В детство, где бегала летом арапкой,

Где еще жив угловой палисад –

Дедом посажен и вынянчен бабкой.

Это бывает, наверно, у всех,

А на меня вот сейчас накатило...



Колет гроза за орехом орех,

И удивляя, и радуя силой.

Ливень ли, лето упругой стеной,

И дребезжащее тело трамвая...

Ангел, летящий сейчас надо мной,

Душу верни!

Я живая,

живая.

3.

Зажигает окна синий вечер

И глядит в иртышскую волну

Город, вставший некогда в двуречье,

Бережно хранящий старину.

Прохожу по Тарской и Почтовой,

Где покоем дышат вечера.

Омск наследник славы ермаковой

И великих помыслов Петра.

Город мой – ты песня и легенда,

С детства берегу в своей душе.

Тихой Омки голубую ленту,

Белый теплоход на Иртыше.

Здесь вольготно и цветам и птицам,

Хоть уходят зданья в облака.

Сын Сибири, Родины частица,

Ты глядишь в грядущие века.

Зажигает окна вечер синий,

Лунным светом серебрит листву.

Город мой, прекрасный и былинный,

Для тебя пою я и живу.

Полынь

Полынью веет с пустыря.

Среди и скрежета, и воя

Полынью – тропкой полевою,

Сухим дыханьем сентября.

Замедлю шаг и надышусь

На суматошные недели,

На все грядущие метели,

Их и считать я не берусь.

И удивительно подчас:

В огромном городе доныне

Есть место, где расти полыни

И запахом тревожить нас.

* * *

Памяти бабушки

Марии Алексеевны

Научили бабушки

крест класть,

говорили бабушки:

грех красть.

Поучали бабушки:

лгать – грех.

Как любили бабушки

нас всех!..

Баюшки да ладушки,

шанежки-оладушки…

Говорили бабушки:

дай срок,

что снесли – отстроится,

над Россией Троица,

Свят-Бог!

…Из небесных бабушки

не придут мест.

Научили бабушки

класть крест…

* * *

С новой зимою вас, добрые люди,

С алой зарей на серебряном блюде.

Первый морозец хлестнул по лицу,

Стайка синиц прилетела к крыльцу.

Зерна ли, крошки ли – сыпьте же гуще

Да не скудеют ладони дающих.

Птицам не выжить без доброй руки.

С новой зимою вас, сибиряки!

Пусть задувает во все переулки,

Пусть выпекает сугробы, как булки.

Пусть вышивает на каждом окне.



С новой мечтой вас о новой весне!

* * *

Сергею Мальгавко

Все справедливо и правильно в мире.

Зависть не жжет суховеем мне губы.

Кто по столицам,

а в центре Сибири

Снег укрывает столетние срубы.

И обжигает рябиною красной.

Кружит сильней и ложится надолго.

Чьи–то дороги длинны и опасны,

Ну, а моя – не длиннее проселка.

Все справедливо, я в это поверю:

Место у печки всегда мне найдется

В лютый мороз за приветливой дверью

Или в жару у степного колодца.

* * *

Маше

Тебя тащил по выставке поток

Меж каланхоэ, туй и дифинбахий,

Но ты нашла свой аленький цветок,

Чтоб одолев все горести и страхи,

Счастливой и любимой стать смогла,

Ведь волшебство – надежнейшее средство.

Пускай теперь на краешке стола

С компьютером стоит он по соседству.

Пускай твои секреты он один

Хранит, их никому не выдавая.

Зари вечерней капелька живая…

А в общем-то, обычный бальзамин.


[1] Хурда — слабый молодняк в отаре.


4787232734039418.html
4787266843306405.html
    PR.RU™